(no subject)

я хочу, чтобы твоя душа
тоже пела,
что же делать,
равномерное погружение.
стоп,
хватит играть на нервах,
тоже мне, нашелся бог)))
  • Current Mood
    indescribable indescribable

Из задворков компьютерной памяти…

Бергман гений. «Человек», тот, который persona. Воистину гений. Или у меня мозг цепляется к ненужным вещам, в очередной раз, как зацепки на колготках, красные взрывы в сером веществе. Это значит, я думаю. Усиленно и о чем-то важном, правда-правда, видела на картинке, которую смоделировали ученые, не помню откуда, англичане, кажется. Только у них там был мозг верующего человека во время молитвы, весь в красных пупырышках. Ну а у меня чувство прекрасного проснулось. Или немецкая сентиментальность. Не зря когда-то решила учить немецкий, язык лингвистики и бизнеса, и еще романтиков, Гофмана и Гёте. А Гёте это «Фауст», а Фауста я люблю, «Фауст» это Гуно, одна из сложнейших для исполнения опер, помню, в детстве случайно открыла партитуру, спеть хотела арию, наивная, ну то есть не спеть, а так, ковыляя и медленно фальшивя, потому что было скучно и надо было создавать видимость занятий музыкой, а домашнее задание делать было скучно, или сделала уже, не важно, не помню. Так вот Фауст он весь в чёрном, но не дьявол. Зато был немцем. Это к тому, что мозг дурак и цепляется за что не попадя. НЛП, почти НЛО. Чтобы открытие стало открытием должно пройти лет 20-30. Герштальдпсихологию придумали уже давно, и что мозг биокомпьютер тоже. Сделаем вид, что я знаю, что такое герштальд, хотя, наверно, кто такой, опять немец, небось. И почему я так долго не хотела учить немецкий, а теперь приспичило. Последний остался из более-менее приличных европейских языков. Ну итальянский не в счет, с детства не люблю. И вообще толку от каши из моих английского с французским и испанским никакого, ну или почти никакого – иногда знакомые корни попадаются, реже – суффиксы, толку-то, сдать бы госы уже, что ли…
А фильм был в плохом переводе, но я такие почему-то люблю, когда монотонный мужской голос за кадром, впечатление, что у множества фильмов один и тот же переводчик, сидит, бедняга, в своей кабинке и говорит себе под нос с утра до вечера. Вернее, сейчас уже на пенсии, наверно, в относительно новых фильмах его уже не слышно. А меня на старое и черно-белое потянуло, и, о ужас, на 50-е, кто бы сказал, не поверила бы. Ужасное послевоенное время цветущей псевдоженственности, когда быть матерью и гордиться своим полом – доблесть, а не само собой разумеющееся, а отсюда страшенные матрены, мнящие себя романтично прекрасными в цветастых платьях, выпячивающие грудь и то место, где должна быть талия, а то что ниже – не смотрите, оно не важно. Почему вдруг потянуло? Разглядела что-то настоящее за этими страшенными телами, что-то изнутри идущее, как Рада Гаал в «Обитаемом острове», когда у платья открыта грудь и закрыта шея, чтобы не чересчур, когда силуэт подчеркнуто притален, но сообразно обстановке скромен, когда она на высоких каблуках лезет по эдакой индустриальной железной лестнице и это не выглядит пошло, когда нет претензии на экшн или красоту по-голливудски, а она лезет потому что надо и потому что в таком наряде ее застали… Вот это самое «надо», а не «делаю вид» и привлекло. А теперь вот думаю, 50-е ли это? Ну нелады у меня с историей, после 1917 года особенно, учебник до конца никогда не успевала дочитать. Хотя сегодня, наконец, узнала, что такое холодная война. Хорошо я к экзаменам готовлюсь, а википедия на испанском вообще прелесть!
Отвлеклась. Элиза и Альма, актриса и сиделка, великая и никакая, или настоящая. А по факту одно лицо, кадр в рамку, когда одна накладывается на другую по линии носа! Ну гений Бергман, а когда человек идет-идет, а потом, вроде как само собой, поднимается на стену и по потолку возвращается обратно, чтобы подслушать, и говорит при этом, что стесняется!!!!! Правда это из другого, из «Час волка». Ну люблю я красивые картинки, и людей и все на свете делю по принципу красиво-некрасиво и интересно-неинтересно, а на хорошо-плохо мне наплевать. Совести нет, я её убила, зачем – да какая разница. Всю жизнь играть роль. Молчаливую, чтобы не соврать, чтобы избежать плохой игры. А со стороны – болезнь и жизнь, выброшенная впустую. Как два года бежать от себя ради красивой картинки, а до этих двух еще два или сколько, а сколько до этого, а впереди сколько - ради романа, который не на бумаге, а прожит, но не искренними чувствами, а намеренно созданными. Такая странная любовь, по-другому не выходит, сделка, а не чувства. Сделка, которая пыталась убить искусство, но смогла лишь загнать его в реальную жизнь. Потому что мозг дурак и цепляется к чему попало. Потому что люди видят не то, что ты. Потому что снаружи она играет роль счастливой матери, а внутри ненавидит и боится старости, потому что ребёнок-убийца, робот, нажимающий стоп-снято, механизм, который держит табличку с дублями и как солдат-барабанщик бездумно или бездушно отсчитывает время, отпущенное на то, чтобы жить, адской своей чёрной негритянской ладошкой водит по её огромному портрету, и стирает, убивая, медленно-медленно убивая своей любовью. Или ты сам убиваешь себя любовью, надуманной, а по-другому нельзя.
Безумные признания, из-за которых тебе становится стыдно за человека, а он их выкладывает на всеобщее обозрение, фильм снимает. Смелость? Скорее рефлексия в кубе, доведенная до безумия и поэтому прекрасная, как «цветы зла», которые слишком безобразны и потому красивы. Умудренные опытом семейной жизни женщины в расцвете сил загорают, на море, без одежды. Каталина? Забыла, как звали вторую (первая Альма). Неужели правда есть имя Каталина? Опять вспоминаю Кастанеду, который в неправильном переводе с испанского, где ведьму обозвали Ла Каталина, а это Ла – всего лишь артикль, зато как звучит! Черно-белые скалы и песок, волны обязательно с пеной, тела упругие, но не идеальные, такие, что могут слиться с окружающей природой и стать незаметными. Два мальчика крадутся, прыгая с камня на камень. Ну то есть они не такие уж и мальчики, но почти еще юноши, молодые в общем. Обязательно подсматривать через дырочки соломенной шляпы. Они же женщины грибы. Чистили грибы и сами как грибы сидели в соломенных шляпах, форма одна чего стоит. Стесняющийся парень на корточках, разглядывает молча и сосредоточенно, настолько, что застыл и не знает, что делать. И Каталина со своим, разве ты не за этим пришел, естественно-настоящий секс, если он возможен как эстетическое действие, когда удовольствие получает человек, а не тело, а оргазм – мозг, а остальное неважно, когда все оправдано и все возможно. Только многие странные люди наутро склонны сами себе удивляться. А это как один кадр ради которого стоит жить, как сцена из не помню какого фильма, где идеальная точеная фигурка натурщицы сидит на обрюзгшем престарелом, наверно, художнике-режиссере или кто он там был, как две противоположности мужского и женского, не потому что приятно, а потому что красиво и от красивого становится приятно. А это уже высшая нервная деятельность. Или священнодействие, потому что хочется рисовать, а рисовать – это искусство, то есть почти святое…
А еще я сегодня наконец-то сходила на cycling, какая я молодец! Сначала тащишь себе железного коняжку, тяжелый, зараза, мне еще и под номером 13 попался, потом крутишь ему в боках всякие винтики, регулируешь, сложно все до безумия, не для моих блондинистых мозгов, а потом мне понравилось – коллективный велопробег с музыкой, до Нью-Йорка доехали сегодня))))) Надо будет еще раз сходить. И на танцы тоже. А то я все по беговой дорожке, индивидуалистка, а люди как только не развлекаются!
Все. Хотела еще про как стать вороной написать, но это в другой раз. Это же целая вирша собственного сочинения.
А сейчас хочу фильм, мандарин и спать. И вообще уже почти пол-второго, как всегда, а мне вставать утром. И еще позагорать хочу завтра в промежутках между учебой, а лучше поучиться в промежутках от загорания. Спокойной ночи!

К чему прицепился взгляд
Сцена раз.
Тверская, рядом с «Подиумом», в смысле псевдобрендовым магазином подделок для тех, кто считает себя богатым. Путано получилось, но по-другому не объяснишь для полноты картины. Из этого самого магазина выходит дядя, мужчина, ближе к молодому, но, возможно, пересекшему тридцатилетний рубеж. Хотя многие и перевалив за двадцать отращивают брюшко и радуются жизни, а кто-то уже таким родится. Ага, представила, как такой кругленький с довольной ухмылкой синюшно-красный новорожденный выкарабкивается не скажу откуда, бац, одна рука, шмяк вторая, маленькие такие скрюченные, скользят, но уже хватательный рефлекс. Эх, меч бы кладенец ему в руки и марш бегом в готовый кадр, ну или в картину маслом. Понесло, все еще последствия ночных кинопросмотров. Вредно, вредно загонять себя в рамки псевдоучебы, испанский там, статьи и все такое прочее. Хотя трактат я свой все-таки напишу.
Итак, вышел товарищ из магазина и обезьяньей походкой в сторону Кремля. И одет вроде вполне даже нормально, без излишнего пафоса, мог бы в темноте и за скромного малого сойти, во всяком случае без кричащих ярлыков и претензии на модель или моду, и даже под метросексуала не косит, но походка-то, походка-то все нутро, всю сущность наизнанку выворачивает, тут уж рядись не рядись, куда не пойди, рыбак рыбака издалека увидит, и даже не по кошельку и не по претензиям. А походка такая, что и бедрами уже не качает, возраст уже не тот, за голубого не сойдет, и под рэпера не подходит, но такая самовлюбленная вразвалочку, чуть меньше бы мнил о себе, и я бы сказала гусочкой, в смысле, как когда еврейский мальчик в штаны наложил и его дразнят. Вот если к гусочке добавить еще чуть-чуть сексуальной озабоченности и капельку от павиана, самое оно будет.
Кстати, к картине прилагается павиан, сидящий на рекламном щите. А на щите реклама сигарет Glamour. Эх, пора учиться рисовать, столько слов лишних, хоть бы карикатуру, что ли, комиксы для взрослых. Это тоже мысль. Хочу искусства.
Сцена два. Парная. В автобусе.
Сижу на заднем приподнятом сидении, никого не трогаю. Там, где все места в один ряд. Народу много, стоят. Рядом задняя дверь, ступеньки, на них перила, которые перекладиной выгнуты. На них уселся юнец. Юнец с претензией. Прыщи вывел, но особой заботы о лице не видно, светлые волосы, стрижка так себе, никак с потугами на идею от дешевой парикмахерской, хохол в виде челки, что ли. Худой такой от природы червячок, довольно обычный, раньше про таких говорили заурядный, а теперь не знаю, как говорят, но говорят вряд ли много. Так вот, уселись мы на перила, демонстративно-свободно колено уперли туда, куда люди ноги ставят, в смысле на ту самую приступку, на которой задние сидения, достали из сумки, такой, как мальчики-модели с закосом под голубых носят (в смысле на подиуме носят, а в городе кто только не носит), плэер, музыку погромче, глаза в пол – сам на свою смелость удивляется. Джинсы не дотягивают до того, чтобы быть узкими, ну или он своими объемами не дорос до узких джинсов, что более вероятно. Рубашка темная какая-то с рисунком и, как советуют в модном журнале, кофта, почти под женскую, с пуговицами внизу. Все бы хорошо, но цвет… цвет режется, дорогой, как неправильно подобранный под костюм галстук. Тут же полутона важны, раз уж ты претендуешь, а у серого и бежевого их миллион! Ах, прости, ты не заметил цвет крапинок на рубашке.. Ну а я всегда сережки под босоножки подбираю, у меня преувеличенная критичность. Ко всему, и к себе тоже. Страдаю, бедная добрая девочка, которой нечем заняться!
Сцена последняя. В метро.
Он не бомж! Он почувствовал эту мою мысль, и когда поезд высадил всех на «Соколе», сел рядом на скамейку ждать следующего. Еле спустился по лестнице на переходе, боком-боком, почти хромая или засыпая, зашел в вагон, сел в дальнем углу. Разбитый лоб с пластырем, локоть, замотанный промокшим бинтом, опухшая израненная, но подсыхающая уже кисть. Кто, откуда, на вокзал-аэропорт, из милиции, разборки, не алкаш, ну или не простой алкаш, не музыкант с самомнением из перехода, не вечный давно умерший металлист. Сережка в ухе, худое обтянутое кожей неуродливое лицо, редкие лысеющие растрепанные волосы, не под хвост и не под свободного художника, истинная небрежность, но не нечистоплотность. Кожаная тужурка-жилетка от тех еще хиппи, ближе к индейцам, чем к байкерам или музыкантам. Брюки-джинсы-штаны, не помню, что-то обычное. Средней грязноты кроссовки, не спортивные, дешевые, но выбранные за удобство и благородный сероватый цвет. Куча сумок, вернее, их было всего две, но навешаны так, что кажется много, через плечо и на коленях, темные, одна ближе к спортивной, заляпанная-замызганная-многопережившая, вторая некогда под кожу. Запаха нет, никакого, не с природы, не с ночевки непонятно где, не из больницы. Неизвестно, но настоящее, поэтому привлекает. Всё.

Случай в метро.
Оранжевая женщина. Мой любимый цвет? Да нет, слишком ярко и жизнеутверждающе, а я всего лишь оптимист, утка-мандаринка, мандарин – мой любимый фрукт, и вообще я люблю цитрусовые и все зеленое и кислое, и противное, и сама я противная, вернее, люблю бывать противной, иногда. И еще у меня сумка оранжевая, грязно-оранжевая, хиппейская. А у той женщины была оранжевая куртка, только я не сразу заметила. Первое, что попало в боковое зрение – красный мобильный телефон. Народу не очень много, середина дня ближе к вечеру, выходной – воскресенье, сижу на любимом крайнем месте, том, где заканчивается длинное сидение и можно стоять сбоку от двери, привалившись не скажу каким местом. Послушать, так я мазохист – люблю сидеть там, где твой локоть, нечаянно свесившийся в дырке поручня в проход, всячески ущемляют и, в прямом смысле слова, прижимают. Ну вот, это справа, а слева тетка сидит, крашеная полноватая блондинка за 40 уж точно, никакая, но на вид не злобная, с претензией на простоту, хотя, может, и не дура. Пишет. Смс пишет. Долго, очень-очень долго тыкает на буквы, вроде как не умеет, но не похоже, как будто специально долго набирает, чтобы обратили внимание и прочитали. Я чтобы прочитала. Точнее, мои мозги опять своевольничают и цепляются ко всему подряд. Эгоцентризм, лечить надо, впрочем, так же как и многое другое. Подумав, что не хочу быть эгоисткой, решаю не читать, типа «смотри, деточка, в окошко», а деточка все долдонит на весь автобус: «мама, мама, а что девочка делает?», а девочка блюет. Девочкой была я, меня тошнило, потому как отравилась и неделю в постели на даче провалялась, а потом похолодало и пришлось возвращаться в Москву. А та деточка впервые увидела странное явление и ей стало любопытно. Сцена из детства. А в метро все по прежнему, только тётка уже продвинулась от одной буквы в «привет» к, так сказать, «как дела». Только вместо обычной фразы у нее было «скоро гипноз закончится и ты проснешься», а телефон она слегка разворачивала в мою сторону. Прочитала, не выдержала, не жалею, обрадовалась, очень в тему, ну в смысле если гипноз образно понимать. Пока я осмысливала, тетка встала и пересела на дальнее свободное место, где все соседние были свободны, ещё и ногу на ногу закинула, отгородилась от мира, дескать, и все колупается в телефоне своем, или делает вид. А потом всех высадили на остановку раньше, поезд дальше не пойдет и т.д. Тетка собиралась на улицу, но застряла, и все пишет-пишет посреди вестибюля на станции, а я смотрю-смотрю, оторваться не могу. На этом все и закончилась, разошлись, я в следующий поезд, она – на выход в город. Понимай как хочешь, но мне понравилось, воодушевило…

Коммивояжер
Забавное слово, хоть и дурацкое, звучит. Если корни расшифровать, будет нечто вроде какого-то там путешественника, в зависимости от языка – общественного, идущего, или даже с едой что-то. Вредно, вредно вам, батенька учиться, чем больше языков, тем меньше понимаешь.
Оказывается, и в наше время живут эти коммивояжеры, а я думала, только в старом номере журнала «Иностранная литература», которому лет столько же, сколько и мне. Там еще в конце всегда мелким шрифтом рассказики печатали, вот в одном из них и попалось на мою голову непонятное слово, еще и запомнилось зачем-то. А это всего лишь ходячий продавец. Шел он, как водится, по дороге, навстречу. А я шла из универа, в предпоследний раз, наверно, потому что (не верю!) заканчиваю учиться, наконец. Мальчик-блондин, достаточно обычный, хоть и не урод. В руках флакончик, тот который «флюкончик», не по делу, а для виду, но не привлечь внимание, а по статусу положено, по работе то есть, ну или по подработке, кому как. Девушка, можно вам ручку намазать – А где я ее потом мыть буду? – боюсь, можно понюхать? – согласилась из жалости-любопыткства?-от скуки - как ощущения – Ой, я линяю!!!!!!! (скаталась белыми крупинками прозрачная жидкость) – Нравится ? – искренний ответ «нет» - это от черных точек – на руках? А, для лица, нет, не хочу купить. И вот те дурацкие карандаши для глаз тоже, хотя искренне желаю вам удачи, и сигарет тоже нет, мне вообще не угодишь. Такая вот работенка, неблагодарная...

Про птичку.
Проснулась раньше обычного, погода офигенная, синее-синее небо, странная любовь к цветам, близким к тине. Зелёный и синий, я в душе Дуремар, обожаю выуживать всякую гадость, помойки и т.п., и сама я неаккуратная, зато всё естественно, главное как подать, и будет красиво. А проснулась из-за курлыканья, голубь на подоконнике, окно открыто, и не только форточка, но и, так сказать, нижняя её часть. И вот я лежу и боюсь, что я опять засну, а голубь в комнату залетит, сядет на меня и нагадит! Голуби они такие, все памятники портят своим белым пометом, птички не какают, у них гуано (ещё одно непонятное слово из детства, выучила, потому что на «гумно» похоже, а на гумне, как известно, гогочут гуси – в песенке). Так что подоконник для голубя – это вообще плёвое дело, а если в комнату залетит, может и со страху… Так и спала – боялась. Один раз, зимой, кажется, был открыт балкон и голубь залетел в комнату. Я в это время была на кухне, услышала шорох, причём как от человека, не поверила, испугалась, пошла проверить. Из коридора на полпути увидела нечто, метнувшееся из дальнего угла с книг на шкафу, шорох, упавшие бумаги и ничего. Страшно, пересилила себя, любопытно, иду, в мыслях кошка – по размеру и шуму. И – голубь, сидит себе, полки за гнездо, что ли принял. Потом вылетел обратно на улицу, сам, умница, он же негодник, зато сколько впечатлений!

О чем-то… Nightmare.
Детский сон, ночной кошмар из далёкого далека, забытый, но не пропавший. Исчезнуть, но жить на уровне подсознания, там, где взрослый вечно борется с ребёнком, как говорят психологи, а у меня я настоящая борется с эфемерным нормальным человеком, из страха оказаться в психушке, наверно, может, она и была права, но с недавнего времени мне, то есть Нам, госпоже Хозяйке сознания, это надоело. Начиталась всяких дурацких книжек, называется. Кастанеды нам уже мало, это так, в метро и на пляже развлечение, к тому же исключительно потому, что прочитав первые два тома, вернее, талмуда по четыре книжке в каждой, мне так долго не попадало в руки продолжение, что когда это, наконец, случилось, я забыла, с чего дело началось, потому и читаю теперь все сначала. А поскольку я человек более чем впечатлительный, отвлекаюсь ещё и на все мало-мальски похожее, вот и понесло в сторону НЛП и т.п., а там и до снов недалеко…
Сон снился очень долго, и это одно из первых, если не первое воспоминание о себе. Отчётливо себя помню с трёх лет, когда осенью, ближе к началу зимы, так как носила уже зимний комбинезон, синий такой, впервые увидела, что есть кто-то младше меня – девочка Маша, вся такая в белое одетое типа шубы, тоже во дворе гуляла, и тоже с бабушкой, и это меня ТАК поразило! Не ревность, а шок, вроде того, что вокруг тоже люди! Потом эта Маша вполне обычной девицей оказалась, играли вместе, во что не помню…
Сон: я и какие-то ещё дети, в песочнице, хотя в принципе не важно где, где-то играем, день-солнце-все хорошо. И вдруг я, как бы точнее сказать, перемещаюсь или пропадаю и исчезаю, переношусь в другое место, хотя оно больше похоже на другое измерение. Перемещаюсь – наиболее верное слово, потому что помню ощущение, но его нельзя описать известными словами, оно не такое как идти-лететь и прочее, это иной способ передвижение, даже нельзя сказать, что он осуществляется по своей воле или по чужой. Сначала очень-очень далеко, невообразимо далеко, настолько, что то, что только что, мгновение назад, было рядом, оказывается на расстоянии звёзд, даже дальше, очень маленькое, но в то же время очень отчетливое, за ним можно наблюдать, но невозможно оказаться рядом и что-то сделать, невозможно попасть внутрь, только смотреть со стороны. А потом внезапный страх, наверно, от осознания этой невозможности вернуться. И я проваливаюсь, также невозможно далеко, но уже вглубь, под землю. Единственно возможное объяснение (я же ребёнком была) – это метро. Все серое, как если смотреть из вагона в окно, но вместо того, что за нормальными окнами, там провода и все серое-серое, а оттого, что это ненормально (не дома и зелень там какая-нибудь и небо), становится страшно. Ужасно страшно и одиноко, настолько, что хочется кричать и никто не слышит, потому что это ощущение бункера глубоко под землёй, причём невообразимо глубоко, дальше возможного, на расстоянии, примерно, самых дальних звёзд. Когда страх достигает пика, возникает действие, наверно, не по желанию, а по необходимости. И я неожиданно возвращаюсь. Лежу в кровати, там где и заснула. Но самое ужасное – ощущение. Жесткие простыни. Бетонные, каменные складки, ты их трогаешь, они мягкие, гнутся, но лежать на них безумно неудобно, настолько твёрдые, что болит всё тело, и от этого несоответствия становится безумно неудобно, ещё неудобней и твёрже. Потом всё проходит, возвращается на свои места.
Снилось это очень долго, долгие месяцы, если не годы, очень часто, не каждый день, конечно, но постоянно повторялось. Потом перестало, как не помню. И вдруг совсем недавно повторилось, давно забытое, но осталось лишь воспоминание кошмара, по факту вместо страха – интерес, что это за бетонное пространство, что дальше, почему… Снилось один только раз, наверно, решило, что оно того не стоит, раз я больше не боюсь. Вот только к чему всё это…

Два манекена.
Сегодня. На улице, погода хорошая, иду пешком от метро, остановки, автобусы-маршрутки, люди, иду дальше, ещё люди, очереди на так называемые трёхсотые и четырехсотые маршруты, которые загород и за которые надо доплачивать, если у тебя «единый». Вдруг замираю. Манекен или человек, во главе очереди. В черном, больше похожем на вечернее, но настолько естественно и по фигуре, что как всю жизнь ходила. Немолодая, скорее в возрасте, но не старуха, юбка, не узкая, но словно несуществующим ветром облепила ноги, и ниже колена начинаешь сомневаться, не шорты ли это. Черное в сеточку, рисунок, на ком другом было бы жутко вульгарно и дёшево, а тут органично. На голове волосы как приклеенные, ближе к коротким, как у кукол и пупсов, даже не приклеенные, а те, что сразу в форме отливались. Как в книжке «убранные под сетку», чтобы не мешали. Но красиво.
Вторая. Под впечатлением. У палатки вроде той, что торгует хотдогами. Манекен. Ну очень похоже. Как если бы они не хотдоги, а одежда, типа трусы все по 100, ну или еще что-нибудь. Оказывается, конечно, продавщица. Но харАктерная, сволочь! Кофта, цветные штаны-бриджи-лосины с рисунком, ближе всего «в цветочек», фартук-передник-юбка, тёмный, главное, что оплывшую нижнюю часть форм прикрывает. Нет, главное – поза, в которой она замерла и которая настолько естественна, что начинаешь путать её с куклой, такая, что украшает вне зависимости от сущности, такая, что хочется остановиться посреди улице и смотреть, удивляться и сравнивать картинки собственного воображения с реальностью… Вот я какая поэтическая сегодня!

(no subject)

Мне опять грустно. Не одно так другое. Чувствую себя свиньей. Страдаю от бесцельного существования в самом прямом смысле слова. Боюсь. Что не получится то, чего так долго хотела. Что не смогу поехать в Ireland. Больше всего боюсь, что сейчас все порчу, поступаю неправильно и не знаю об этом. А узнаю, когда будет поздно.. Я чувствую, что сейчас в любом случае рано ехать, даже по объективным причинам это будет возможно только в конце июля. И мне еще хуже будет, если останусь здесь ждать визу. То же время можно провести в Тунисе. Просто раньше вернуться, через месяц. И месяц опять мучиться ждать визу. Замкнутый круг. А если в визе откажут? Я умру. И не узнаю, правильно ли поступила. В любом случае не узнаю. Все равно не исчезает неприятное ощущение. Что я ничего не делаю. Это правда, за последний год уж точно, учебой это очень сложно назвать.. А сейчас уже поздно, надо ждать следующего года и решать про поездки. А я чувствую себя тунеядцем. У меня есть совесть. И нет денег. Ха-ха-ха. Уже не смеется мне. Я не могу отложить проблему в неизвестность, дождаться осени, а там как получится. Это слишком важно. А сейчас не знаю, что могу сделать. То есть возможно и знаю, но это очень плохо.. Лучше бы не могла.
  • Current Mood
    sad sad

(no subject)

Ситуация проясняется, в который раз удивительным образом. Я хотела на море, но без бонуса в виде нелюбимого человека. Это очень-очень мягкий вариант; безразличного мне, неинтересного человека, с которым по случаю пришлось провести какое-то время, потом по привычке (читай с расчетом, что летом пригодится) перекидываться smsками. 5 раз в день, 3 раза в день, 2 раза (good morning hobby, good night), причем я отвечала через раз или вообще игнорировала, а в критической ситуации мило делала вид, что денег не было на телефоне. Не знаю, что ты там думал, меня это не волнует. Я лишь в очередной раз верю, что все получится, как хочешь, только немного извращенным образом, хотя это не сразу понимаешь. Ты меня больше никогда не увидишь. Очень надеюсь. Я рада. Или как минимум мне все равно. Даже если у тебя чувства. Ты никем для меня не был, даже другом. Просто мне теперь не придется врать, делать вид, что все нормально, объяснять. Мне даже не было неприятно, а это хуже отвращения, это пустое место, ноль.
Гроза. Капли попали на нос (нечего в окно высовываться). Я люблю дождь, всегда любила. Он пахнет! И он живой, двигается, идет. В период моей великой депрессии (которая благополучно завершилась 4 года назад) я говорила «дождь соответствует моему внутреннему состоянию» (мне грустно, поэтому погода должна быть плохая). Пошлость несусветная! Конец лирического отступления. 50 cent forever!
В общем, все хорошо: минус один мужчина — одной проблемой меньше.
Но мем не тенее (ха-ха-ха старый рэдс и мельник).. Тем не менее, я поеду. Поеду радоваться жизни извращенным способом. А именно — ждать осени (читай поездки в Ireland). Я так долго ждала, что сразу поехать слишком просто. И слишком страшно. Я хочу радоваться тому, что есть, и морально готовиться к будущему. Это слишком серьезно, чтобы просто поехать, а потом неизвестность. Я даже готова меньше общаться эти 2 месяца.. Нет, не могу так писать, не готова, я умру!! Но не хочу (читай очень хочется) услышать что-то большее, чем нейтральное, я во второй раз такого не переживу (читай, боюсь услышать что-то плохое).. Да, даже если это самообман, мне это нравится! Даже если на меня ополчатся все ирландские девицы, все будет хорошо! Просто хочу верить эти 2 месяца. А потом поехать и узнать, как на самом деле. И на самом деле все будет, раньше верила, а теперь знаю, we’ll be together, это не я сказала! Тс-с-с-! Это слишком важно, чтобы говорить вслух.
Хотя бы знаю, что мне нужно. А все остальное для развлечения, то есть уже не важно. Только я заигралась последнее время, даже перестала делать вид, что учусь, за весь год в универе раза три была. Ну, хоть французский учила. Интересно, пригодится? На тунисском рынке можно все дешевле покупать. Туристы по-английски говорят, а если french, ты уже почти местный житель. Буду жить втроем, первый месяц, а там посмотрим. Почти свободный человек, могу знакомиться с кем захочу, каждую неделю новые туристы, или кто там. Денег только не будет. Но там все по-другому, заодно и узнаю как.
Наверно, я устала. Только сейчас начинаю понимать, ведь когда паришься, оно не чувствуется, а я последние несколько месяцев только этим и занимаюсь. Все думают, я ничего не делаю. А я мучаю свои мозги. И это причина того, что я ничего не делаю (внешне), а не следствие. Через полмесяца я буду на море. Я этого не ждала, поэтому не могу сказать, что счастлива. Или не осознаю еще. Будет, что вспомнить, приключения. Моя любимая игра, когда училась в школе: заехать или зайти куда-нибудь подальше, а потом искать дорогу обратно домой. Подумаешь, в Африку заеду, в другом масштабе немножко.
  • Current Music
    50 cent, куда ж без него

(no subject)

Все уроды. Я злая. Зачем мне виза на 4 месяца? Самое сложное только начинается, и самое обидное, что оно не у меня в голове, а в реальности. Я не люблю слово использовать, это что-то грязное и за деньги. А у меня за иллюзию отдыха и возможность где-то жить. Как выяснилось, совсем не рядом с морем. В планы это не входило, даже если с любимым человеком и так далее.. Я не ангел, чтобы любоваться на закате кривыми ножками, как минимум хочу mediterranean sea, хотя лучше, конечно, Атлантический океан, даже на две недели и холодный. Подумаешь, две недели, два месяца — разница, если два года уже жду, причем без обещаний (и не только я ! хи-хи, боюсь в это верить)..Если решу для себя, что хочу поиграть в авантюристку, не вопрос, хоть вообще без знакомых в чужой стране, я знаю, что не пропаду. Но не хочется напрягаться без видимой цели, тем более если цель находится немного в другом месте. Я сбегу из аэропорта в Лондоне, оттуда ближе!!! Начинается. Хочу быть опять умной. Не могу. Черт, если я все-таки поеду, придется переделывать имя в телефоне на женское, чтобы не подумали чего-нибудь не то.. Значит поеду? Я никогда к нему ничего не чувствовала, кроме раздражения (сейчас). Я была почти честная, я не обещала никаких отношений (если я сказала, что приеду, это ничего не значит, это же не замуж выходить). Я только отвечала kifkif, я тоже, если он спрашивал, но это потому, что было неудобно отказать, он мне ничего плохого не сделал. Свинья! Опять написал, я миллион раз уже объясняла. Нет денег, денег нет. И это не тот случай, когда они появятся, вот на Ireland появились сразу, потому что это судьба, да, я сегодня пошло мыслю, пошлыми словами, но я так решила и знаю (всегда верила и буду), что если очень хочешь, оно будет. Даже если бы могла, лучше в гостинице жить, чем вдвоем в какой-то жопе. Так что, sorry, но теперь свинья не я, а ты, африканская свинка! Обратите внимания, я даже не ругаюсь. Мне даже отрицательную энергию на тебя тратить жалко.
Любой нормальный человек скажет, что зачем тратить время, если он тебе не нужен. Я знаю. Но дело не в нем. И даже не во мне. Скажи мне милый ребенок, ты хочешь два месяца просидеть в Москве (зато потом две недели в Дублине), или два месяц на море (в качестве бонуса вышеупомянутый молодой человек, потом те же две недели в Дублине, только уже осенью).. Вот-вот, не знаю, что выбрать. Если мозгами думать, то сначала море, потом Дублин. Но мозгами не получается. Значит, я не конченый человек, если чувствую. Чувствую, что не забуду, и не хочу забывать, пусть на два месяца, пусть, там все по-другому воспринимается.. Буду посылать открытки с мусульманскими видами. Все говорят, два года ждали, два месяца не изменят ничего. А я боюсь. Хотя верю. В общем, поеду без денег и неизвестно, где жить. Будет, что вспомнить. Если что, билет поменяю, вернусь..
Я не жалею, что так вышло. Я самой себе не вру, никогда. А остальным — это уже не важно. Поэтому мне все равно, что ты про меня думал. И думаешь. И ты сам виноват в этом, сам себя так поставил. Я бы так не смогла, как бы мне не нравился человек. Я думала, такие вещи чувствуются, если ты кому-то не нужен. Мне даже обидно за тебя. Зато меня первый раз в жизни познакомили с родителями! Мне, как ни странно, понравилось. Особенно с сестрами общаться. Поэтому уж лучше дома жить, типа «с семьей», а не вдвоем снимать. Я что-нибудь нехорошее сделаю, если вдвоем жить (NB я никогда не жила с мужчиной!), и меня посадят в тунисскую тюрьму, и я не смогу больше никуда поехать..
  • Current Mood
    angry angry

about

Я боюсь написанных слов, написанных имен, особенно русскими буквами. Я боюсь верить, еще больше боюсь, что мне это приснилось, что все кончится. Я до сих пор (уже 4 дня) не перечитывала сообщения. Поэтому новые не лезут в телефон, и он пищит и там бегают утки. Но уж лучше так, чем сто раз в день смотреть на отсутствующий конвертик или еще хуже отвечать тунисским друзьям. Теперь опять двум. Извини, я свинья и не пришлю тебе подарок (надеюсь, ты никогда не выучишь русский)! Потому что так честно, если я не чувствую, потому что я не привыкла делать как надо, даже если там какие-то моральные нормы. И если мне захочется поиграть в развратную девицу, вас опять будет двое. С одним удобно, с другим приятно. Так уж вышло. Но ведь радоваться надо, что у вас есть что вспомнить! Вот я радуюсь, даже если мы никогда не увидимся больше. И честно думаю вам лучше не знать, что я люблю другого. Не портить воспоминания. Подумаешь, пальмы девочка увидела в первый раз, покупалась в «нерусском море» так сказать. Нужно было добавить местного колорита. Добавила. Sorry, мне неудобно как-то писать имена или обозначать вас первыми буквами. Я раньше не гуляла ночью по пляжу, ногами по воде. Луна, белые фигуры, как из пара, где-то говорят и ходят, но не видно, как будто ослеп и видишь только море и того, кто рядом с тобой. Оказалось, это арабские женщины купались. Я тогда знала по-французски je ne sais pas и еще чуть чуть. Но неизвестно откуда из меня полезли когда-то слышанные слова, даже разговор получился. И не только разговор. И не только секс. Переписка. Я даже переживала недели две, что перестала получать emailы. Потом забила. А потом переписка продолжилась. Но ощущения кончились. Только когда на фотографии смотрю, вспоминается что-то, но больше не грустно. А если не грустно, значит, нет эмоций. Думала я. Даже из-за последнего вечера не было стыдно. А что я сделала? Я же не была чьей-то девушкой или как это называется, да даже если и была, ведь ничего не было. Хотя могло быть. Помню, я подумала, что если бы это был первый день, а не последний, то у вечера могло быть продолжение. Вот оно и получилось на мою голову. Правда через несколько месяцев, зимой. Тогда их впервые стало двое. Не в смысле, что первый раз в моей жизни, а в смысле, что они реально могли встретиться где-нибудь на улице. Они и встретились. А-А! Нас видели! Хаха! Мне настолько было все равно. Не то, чтобы с кем все равно, просто точно знала, что не могу быть с тем, с кем хочу. С таким настроем ехала. Даже думала вообще ни с кем не встречаться, но на практике оказалось, зимой там одной делать нечего, на пляже не посидишь, темнеет рано, все на тебя смотрят на улице, хорошо, если просто смотрят. До сих пор не понимаю, зачем брать отпуск, если девушка, ради которой ты это делаешь, не отвечает на звонки и сообщения и ты даже не уверен, что она приедет, и если приедет, то захочет тебя увидеть. Я не хотела. Так случилось, что пришлось. Но я не могу понять, как можно так себя не уважать! Если ты знаешь (ты видел, как я уезжала на такси и на следующий день видел, что я с другим человеком!), как можно делать вид, что все нормально! хотя бы сказать, что тебе это неприятно.. Я бы, может быть, сделала вид, что извиняюсь! Так что я считаю, человек сам виноват, если с ним так поступают. Используют? Да нет, просто мне было удобно, потом я даже привыкла. Даже теплые дружеские чувства немножко испытывала. Опустим интимные подробности. Хоть Новый год отметила нормально! Почему-то, чего хочешь всегда исполняется с опозданием или с ошибкой?? Я хотела в Египет на прошлый Новый год, зато встретила этот в Тунисе. Подумаешь, немножко со временем и местом ошиблись. Ну хоть вдвоем его провели (хотя я хотела, чтоб это был другой человек!!) Вот тебе и фортуна. Не буду врать, что не чувствовала ничего. Первый раз в жизни чувствовала, что соскучилась, причем поняла только когда мы встретились. Пока это единственный человек, с которым мне было приятно просто находиться рядом, не целоваться, не говорить, не трахаться, а просто быть рядом. Не знаю, не могу это объяснить. Но это будет опять, если мы увидимся. Мне было в принципе все равно, куда идти, на пляж, в отель, в клуб.. Там жутко симпатичные педики! Никогда не видела, чтобы так танцевали, причем не один какой-нибудь, а все! По твоей религии дотронуться до девушки карается чем-то там.. но только если это кто-то увидел, или даже двое кто-то увидели, не помню.
Ну у меня и вдохновение проснулось! Сходила на кухню, ем теперь колбасу и соленые грибы. Буду толстая! Хотя так париться два месяца, можно и компенсировать!
О чем я там.. Ладно, в другой раз продолжу.
А-А-А-А! Психи! опять мне из Дубаев пишут, один хочет friend in russia, другой girlfriend. Обойдетесь. Где они только мой адрес нашли!
  • Current Mood
    nervous nervous